Лукошко маловато - Председатель совета Центросоюза Евгений Кузнецов о конкуренции в сельском хозяйстве

19 июня 2014, 12:55

Потребительский кооператив – это добровольное объединение граждан и юридических лиц для удовлетворения собственных потребностей в товарах и услугах. Потребительской кооперации более 180 лет.

Лукошко маловато - Председатель совета Центросоюза Евгений Кузнецов о конкуренции в сельском хозяйстве

Первое потребительское общество было организовано в 1831 году декабристами в Забайкальском крае. Оно создавалось для того, чтобы компенсировать недостаток товаров, к которым привыкли их жены, последовавшие за ними в ссылку. А в начале ХХ века Россия стала самой кооперированной страной в мире. В стране было создано около 15 тысяч кооперативов различной направленности – сельскохозяйственных, торговых, закупочных. После революции кооперация продолжала развиваться, в этом ей активно помогало государство. Центросоюз фактически стал министерством торговли, переработки, заготовки в сельской местности. Таким образом, обеспечивались две товаропроводящие цепочки – «из города в село» и «от поля до прилавка». Организации потребкооперации обеспечивали поставку товаров сельским жителям, а взамен та продукция, которая выращивалась в деревне, доходила до горожан. Однако сейчас как-то мало слышно о потребкооперации. В чем причина, «РГБ» рассказал председатель совета Центросоюза Евгений Кузнецов.

– Почему сегодня потребительская кооперация не так востребована, как раньше?

– Когда мы стали переходить к рыночной экономике, далеко не все наши организации с этим справились. К сожалению, в 1990-е годы была потеряна значительная часть кооперативной собственности. Где-то это произошло по объективным причинам: высокие налоги, кризис неплатежей, высокие коммунальные расходы. В то же время были и злоупотребления со стороны руководителей кооперативов, была продажа объектов, и весьма значительная часть кооперативной собственности ушла в частные руки. Сегодня в ряде регионов наши организации успешно развиваются, в других, к сожалению, о потребительской кооперации остались только воспоминания. К счастью, таких регионов не так много. Есть и объективные факторы – наши организации работают в основном в сельской местности, где идет активный отток населения. Сельское население уменьшается, а материально-техническая база наших организаций рассчитана на то количество населения, которое было в советское время. Например, хлебозавод был рассчитан на 2000 жителей, а реально сейчас в этом населенном пункте живут 200 человек. Он неконкурентоспособен – слишком велики издержки при небольшом объеме продукции.

 

– При этом вы все-таки выполняете большие объемы очень полезной для сельских жителей работы.

– У нас больше 30 тысяч розничных торговых предприятий. Мы обслуживаем 89 тысяч населенных пунктов, из которых в 54 тысячах проживают менее 100 человек. Торговля в таких местах по определению убыточна. Тем не менее оборот у нас за прошлый год составил более 240 млрд рублей, заготовки – 23 млрд, общепит дал 15 млрд и 10 млрд руб. – производственная деятельность. Кроме того, мы оказываем более 100 видов услуг в сельской местности – от вспашки огородов до ремонта телевизоров.

– Люди в сельской местности жалуются, что не могут сдать продукцию, которую они произвели в личных хозяйствах. Крупные переработчики не берут их продукцию, а везти продавать мешок яблок в столицу – себе дороже.

– Продукция, произведенная в личных хозяйствах, неконкурентоспособна по сравнению с той, что производят крупные агрохолдинги, или с той, что закупается за рубежом. Тем не менее есть области, где наши заготовители активно покупают яблоки, например Псковская или Новгородская, где у нас есть своя переработка. Но таких предприятий не так много. Большинство предприятий пытается минимизировать себестоимость продукции за счет покупки крупных партий сырья. Возьмем картофель. Одно дело купить картофель у крупного фермера или у крупного агропромышленного предприятия, другое – у хозяина личного хозяйства. Крупный фермер может продать 100 тонн по 5 рублей за килограмм и неплохо заработать. У нашего клиента таких объемов нет, у кого-то есть 200 кг картофеля, у кого-то – 1000 кг. При этом картофель у всех разный, потому что разные семена. Владельцы личных подсобных хозяйств не всегда внимательно следят и за семенным фондом, и культурой земледелия. Допустим, мы закупили 20 т картошки у 40 хозяев. Ни предприятия минобороны, ни ФСИН, ни крупные торговые сети эту картошку у нас не купят. На хранение ее закладывать рискованно, товарного вида она не имеет. Мы можем ее продать либо муниципальным учреждениям, либо использовать собственную переработку, либо продавать в розницу в своих торговых точках. Но для того, чтобы собрать эти 100 тонн по 500 кг нужны люди, нужна техника, нужно этот картофель перебрать, помыть, упаковать, чтобы у него был товарный вид. Таким образом, к цене прибавляются наши издержки – 1-1,5 руб. Чтобы этот картофель конкурировал с фермерским, мы должны закупать его у населения по 3-4 рубля. А населению невыгодно продавать нам по такой цене, потому что на рынке можно получить гораздо больше. Поэтому деятельность личных подсобных хозяйств, производство товарной продукции из их сырья должно поддерживаться государством. И такие примеры на региональном уровне есть. Мы не просим дотаций для себя, мы просим дотации для населения.

 

– Центросоюз всегда занимался внешнеторговой деятельностью, торговал грибами, ягодами. Как с этим обстоят дела сейчас?

– Есть ряд потребсоюзов, которые экспортируют свою продукцию. Это в первую очередь дальневосточные потребсоюзы и сибирские, которые продают в азиатские страны папоротник и другие дикоросы, которые на Востоке пользуются большим спросом. Мы торгуем и с европейскими странами, в основном грибами, но доля внешнеторговых операций наших организаций невелика.

– Вас устраивает имеющаяся законодательная база вашей деятельности?

– Мы в 2012 году инициировали изменения в Закон «О потребительской кооперации в РФ», которые позволили повысить эффективность нашей работы. Законодатель ввел для нас дополнительные возможности по контролю деятельности потребительских обществ и по их консолидации для решения общесистемных задач. Мы работаем совместно с правительством РФ, с минсельхозом над внесением изменений в законодательную базу, которые позволили бы распространять меры государственной поддержки на наши организации, которые занимаются теми же видами деятельности, что и сельскохозяйственные предприятия. Нам бы хотелось, чтобы работа над этим законопроектом шла быстрее. Правительство сейчас уделяет большое внимание нашей деятельности, и мы надеемся, что этот вопрос все-таки будет решен. В законе о торговле также предусмотрены для нас преференции, но денег на поддержку на региональных уровнях не всегда хватает.

Лукошко маловато - Председатель совета Центросоюза Евгений Кузнецов о конкуренции в сельском хозяйстве

 

Источник: Retail.ru

Также в разделе:

В Алтайском крае снизились цены на мясо и молоко...

На заводе "Бишкексут" заработала новая линия по производству творога "Веселый молочник"...

Новая Зеландия: Fonterra запустила крупнейшее в мире производство сухого молока...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Эмбарго не помогло
19 января 2015, 08:25
Сокращение продовольственного импорта пока не помогает отечественным предприятиям наращивать производство. Опрошенные РБК агрохолдинги признаются, что, скорее всего, будут резать инвестиционные программы на 2015 год. Из-за подорожавших кредитов проще не строить новую птицефабрику или...
Непродуманные изменения законодательства резко сократят реальное агрострахование
11 ноября 2014, 11:57
Готовящиеся Госдумой к принятию поправки к профильному закону о господдержке сельхозстрахования могут привести к выходу из системы агрострахования ряда крупнейших страховых компаний России и создадут преимущества для компаний, специализирующихся на псевдостраховых схемах по освоению средств...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы: