Big Money для агропрома: инвесторы готовы вложить в крупные проекты $5,8 млрд

08 декабря 2015, 08:40

Больше 20 компаний объявили или начали реализацию в уходящем году проектов на 375 млрд руб. Стоимость каждого начинается с 5 млрд руб. Проекты сосредоточены в свино- и птицеводстве, молочном животноводстве, производстве овощей, говядины и сфере переработки агрокультур. Правда, маловероятно, что все они будут реализованы

Несмотря на непростую макроэкономическую ситуацию в стране, инвестиционная активность игроков в агросекторе в этом году была довольно высокой. Как опытные участники рынка, так и новые компании и непрофильные инвесторы объявили немало проектов, в том числе достаточно крупных. «Агроинвестор» отобрал 23 из них с инвестициями от 5 млрд руб. Их общая стоимость превышает 375 млрд руб. Девять приходится на отрасль свиноводства, по три реализуют в птицеводстве, растениеводстве и глубокой переработке агрокультур, два — в молочном секторе, один — в производстве говядины. Кроме того, есть два смешанных проекта, инвесторы которых готовы развивать сразу несколько направлений.

Вместо импорта


На фоне удорожания сельхозпродукции и достаточно взвешенной политики государства в отрасли сложился довольно благоприятный инвестиционный климат, считает аналитик «ВТБ Капитала» Николай Ковалев. Ожидается, что господдержка сельского хозяйства в 2016 году не уменьшится, при этом сектор будет сравнительно защищенным, если продолжится курс на замещение импорта. Инвестиции в АПК — по крайней мере, в отдельных направлениях или регионах — остаются привлекательными, уверен он.

Big Money для агропрома: инвесторы готовы вложить в крупные проекты $5,8 млрдBig Money для агропрома: инвесторы готовы вложить в крупные проекты $5,8 млрд

По словам Ковалева, сейчас наиболее интересны вложения в производство продукции, которой производится недостаточно, или в те рынки, с которых можно вытеснить неэффективных игроков. «Например, в свиноводстве около 20% объемов приходится на личные хозяйства, а значит, у промышленного сектора есть резервы роста, — комментирует он. — В производстве овощей примерно 70% — импорт и продукция хозяйств населения, то есть здесь тоже можно реализовать успешные проекты. С молочным животноводством сложнее — там более длительные сроки окупаемости, но тем не менее потенциал сектора хороший». Еще один интересный, правда, рискованный сегмент — производство говядины.

В выборку «Агроинвестора» попало лишь два крупных овощеводческих проекта: о планах инвестирования в сектор за 2015 год заявляли многие, но почти все вложения оценивались дешевле 5 млрд руб. Строительная корпорация «Гефест» намерена построить в Белгородской области тепличный комплекс на 30 га, который будет производить не менее 21 тыс. т продукции в год. Объем инвестиций составит 6,3 млрд руб., на проектную мощность предприятие должно выйти в 2019 году. Гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев считает проект перспективным: он будет реализован с высокой долей вероятности, хотя у непрофильного инвестора могут возникнуть сложности. Специфические риски компаний, пришедших в агробизнес из других секторов, эксперт связывает с необходимостью делать корректные маркетинговые прогнозы и сформировать эффективную управленческую команду.

Крупнейший российский производитель риса, «АФГ Националь», решил инвестировать в выращивание картофеля и овощей в открытом грунте. На 10 тыс. га в Нижегородской области планируется создать систему орошения и построить хранилище. За три года компания вложит в проект 7,4 млрд руб. По мнению Морева, важные задачи для игроков, успешно работающих в каких-то сегментах и планирующих вкладывать в новые для себя направления, — найти доступные финансовые ресурсы и верно оценить рынок.

Расширение молочного бизнеса также заинтересовало две компании. «Дмитрова Гора» (часть холдинга «АгроПромкомплектация») смогла получить проектное финансирование с господдержкой на строительство в Тверской области фермы на 6 тыс. КРС и предприятия по выпуску цельномолочной продукции. Их стоимость составляет 5,64 млрд руб. «Грин Агро», входящий в «СГБ Менеджмент», планирует создать в Приморье комплекс полного цикла по производству и переработке молочной продукции. Расчетный бюджет проекта превышает 8,5 млрд руб.

Цены на сырое молоко в стране волатильны, поэтому собственная переработка позволит этим компаниям получать более стабильную доходность. Замкнутый цикл даст возможность контролировать качество продукции и гарантировать его потребителю, что стало особенно актуальным после введения продовольственного эмбарго и распространения фальсификации молочных товаров. На этом фоне инвесторы вполне могут рассчитывать на успех, особенно «Дмитрова Гора», сумевшая привлечь дешевые деньги.

Проект по мясному КРС в списке один — от лидера рынка, «Мираторга». В начале года холдинг привлек кредит Внешэкономбанка в $742,5 млн на проект удвоения мощностей по производству говядины. Его общая стоимость оценивается в $871,5 млн. Он предполагает ввод в оборот 200 тыс. га земель, увеличение материнского стада до 200 тыс. животных, а общего — до 500 тыс. Выпуск мяса при этом вырастет до 130 тыс. т в год. География проекта расширилась: холдинг будет развивать скотоводство не только в Брянской и Калининградской областях, но и в Орловской, Калужской, Тульской, Смоленской и Курской. Эти регионы оптимальны с точки зрения логистики и управления, поясняет вице-президент по финансам «Мираторга» Вадим Котенко. К тому же местные климатические условия больше подходят для организации выпасов, чем, например, для выращивания зерна.

В этом году компания построила шесть ферм, еще столько же в стадии возведения. Всего с учетом реализованного ранее проекта у нее 43 работающие площадки. Удалось почти полностью заместить импортное материнское поголовье местным: маточное стадо завозят на новые фермы с действующих комплексов компании. «За рубежом мы закупаем только быков. В ближайшем будущем будем готовы отказаться и от их ввоза, — говорит Котенко. — Скот будет только из России».

Любят свинину


Самым популярным сектором у крупных инвесторов стало свиноводство, вложения в которое еще недавно многие компании замораживали. Так, например, в этом году «Сибирская аграрная группа» решила возобновить проект строительства комплекса мощностью 24,5 тыс. т свинины в живом весе в год в Тюмени, приостановленный в мае 2014-го. Изначально его стоимость оценивалась в 5 млрд руб., но после того, как в апреле он прошел процедуру государственной экспертизы, была озвучена цифра 6,4 млрд руб.

Крупнейший из объявленных или начатых в этом году свиноводческих проектов реализует «Русагро». Ее «Приморский бекон» предполагает строительство первой очереди свинокомплексов общей мощностью 79 тыс. т свинины в год. Также запланировано возведение комбикормового производства на 240 тыс. т в год, элеватора емкостью 120 тыс. т, убойного предприятия на 125 животных в час, цеха утилизации отходов и автотранспортного предприятия. Холдинг смог получить проектное финансирование с господдержкой. По словам гендиректора «Русагро» Максима Басова, это был важный фактор, но не решающий. «Стоимость проекта сейчас оценивается в 52 млрд руб., но зависит от курса рубля и окончательной конфигурации инфраструктуры — она пока не утверждена, равно как и источники ее финансирования. Ожидаем этого в ближайшее время», — говорит топ-менеджер. Сейчас комплекс проектируют и заказывают оборудование. Строительство планируется начать весной. Старт производства намечен на 2019 год.

Big Money для агропрома: инвесторы готовы вложить в крупные проекты $5,8 млрд

Ковалев из «ВТБ Капитала» считает Дальний Восток одним из наиболее привлекательных регионов для инвестиций. Поскольку сейчас почти все мясо там импортное, проект «Русагро» имеет высокие шансы на успех. Построив первую очередь, компания без труда найдет спрос на местном рынке, однако если возведет вторую и третью, то продукцию нужно будет экспортировать.

«Башкирская мясная компания» (проект фонда AVG Capital Partners) летом объявила, что приступает к реализации второй очереди свиноводческого проекта. Она включает возведение четырех комплексов общей мощностью 28 тыс. т свинины в живом весе в год. С учетом действующих площадок объем производства составит 70 тыс. т в год. Старт стройки намечен на второй квартал 2016 года. Тогда же компания начнет строительство комбикормового завода мощностью 230 тыс. т кормов и емкостью хранения до 90 тыс. т зерна. Объем инвестиций оценивается более чем в 13 млрд руб. «У нас готов бизнес-план и есть предварительные договоренности с банками. Ждем решения по финансированию», — делится управляющий партнер AVG Capital Partners Дмитрий Штейнсапир.

Этот проект будет реализован, но итоговая эффективность и успех под большим вопросом, особенно учитывая его месторасположение и высокую концентрацию мусульман в республике, комментирует Морев. Башкирский регион привлекателен для инвестирования в мясной бизнес, не соглашается Штейнсапир: на территории Приволжского федерального округа нет крупных конкурентов, а уровень потребления свинины превышает ее производство. «Имеющаяся емкость рынка ПФО и прилегающих регионов соответствует нашему плановому производству, а в будущем мы рассчитываем экспортировать продукцию в Китай», — добавляет он.

Если Китай начнет импортировать российское мясо, то с учетом локации перспективно выглядит объявленный в этом году проект группы «Продо», считает Морев. Холдинг до 2020 года намерен инвестировать более 13 млрд руб. в развитие своего «Омского бекона». Проект предусматривает модернизацию предприятия и возведение 10 свинокомплексов. Это позволит увеличить выпуск свинины в 1,5 раза до 71,5 тыс. т в год. «Несмотря на экономический спад в стране, инвестпрограмму «Омского бекона» было решено не сворачивать, пересмотрены лишь этапы ее реализации. Конечные цели и сроки остаются неизменными», — рассказывает гендиректор «Продо» Петр Илюхин.

«Мираторг» пока сосредоточился на мясном КРС, но продолжает рассматривать возможности двукратного увеличения производства свинины. Проект стоимостью 115 млрд руб. на 4 млн свиней в год может быть реализован в Курской области. Сейчас идет его проработка и оценка, готовится проектная документация, ведутся переговоры с банками, рассказывает Вадим Котенко. «Но старт не даем, пока не будет более понятна стратегия государства по поддержке сельского хозяйства», — уточняет он.

 

Не бросают птицу


Несмотря на то, что рынок мяса птицы близок к насыщению, отрасль остается интересной инвесторам, в том числе новым. Например, зарегистрированная в феврале 2015-го компания «Волгоградский бройлер» (39% принадлежит «Новоаннинскому КХП») в этом году начала строительство первого в регионе современного комплекса по промышленному выращиванию птицы с использованием ресурсосберегающих технологий. Планируется создать предприятие замкнутого цикла — от инкубационного яйца до переработки мяса и реализации готовой продукции. Производственные мощности позволят выпускать 60 млн инкубационных яиц в год, 80 тыс. т мясопродуктов, до 3 тыс. т колбасных и деликатесных изделий и 250 тыс. т комбикорма. Объем вложений оценивается в 24,5 млрд руб.

Big Money для агропрома: инвесторы готовы вложить в крупные проекты $5,8 млрд

Сейчас в Волгоградской области работают четыре птицефабрики смешанного типа и две бройлерные. В прошлом году, по данным Росстата, в регионе произвели 85,3 тыс. т мяса птицы, по этому показателю он стал третьим в ЮФО, отстав от лидирующего Краснодарского края на 200 тыс. т. Учитывая, что соседние Калмыкия и Астраханская область почти не производят птицу (1,1 тыс. т и 6,5 тыс. т в 2014-м), у «Волгоградского бройлера» неплохие перспективы развития в округе. Кроме того, гарантирован спрос на инкубационное яйцо, поскольку сейчас большое число игроков закупают его за рубежом.

Другой крупный инвестор, «Агросила Групп», планирует построить в Татарстане птицекомплекс «Чулман» и объединить его с предприятием «Челны-Бройлер» в единый кластер. Сейчас «Челны-Бройлер» может производить 110 тыс. т мяса птицы и 67 млн инкубационных яиц в год. Его мощности предстоит увеличить до 130 тыс. т мяса. Вместе с «Чулман» к 2018 году он должен будет выпускать 220 тыс. т мяса бройлера и 128 млн яиц. Общий объем заявленных инвестиций в проект — 14 млрд руб. Рынок мяса птицы растет и консолидируется, в перспективе на нем останутся лишь крупные игроки, и «Агросила» хотела бы занять среди них свою нишу, говорит председатель совета директоров холдинга Светлана Барсукова.

По ее словам, уже проведены проектно-изыскательские и геодезические работы, выделенные под строительство земельные участки приобретаются в собственность «Челны-Бройлера». Также компания проводит тендеры по выбору генподрядчика на строительство и ведет переговоры с банками, чтобы подобрать наиболее приемлемые условия кредитования. «Мы хотели бы рассчитывать на ставку не более 12,5% годовых, — делится Барсукова. — Надеемся и на господдержку — субсидирование кредита». Поскольку комплекс будет строиться в Набережных Челнах, а город недавно получил статус территории опережающего развития, холдинг предполагает получить льготы по налоговым отчислениям с зарплат 1,5 тыс. человек, которые будут работать на предприятии.

Проект «Агросилы» достаточно долгосрочный и наукоемкий (кроме прочего, компания намерена создать репродуктор первого порядка), у него длительный срок окупаемости — больше семи с половиной лет. Барсукова, впрочем, не исключает, что он может быть сокращен за счет роста эффективности продаж.

Рынок мяса индейки и утки также продолжает расти. Осенью этого года «Донстар» (входит в «Евродон») объявил о намерении создать в Московской области промышленный комплекс по выращиванию утки. Инвестиции предварительно оцениваются в 13 млрд руб. «Мы постоянно контактируем с руководством российских регионов: многие хотят видеть у себя производства мяса индейки и утки, — говорит основатель и совладелец «Евродона» Вадим Ванеев. — Но такие проекты сложны и специфичны: специалистов и менеджеров топ-уровня, готовых с нуля создать подобные предприятия, в стране практически нет».

Московская область была выбрана неслучайно: удобная логистика, большой потенциал сбыта и активность региона по привлечению новых инвесторов сыграли ключевую роль. Сейчас проект в стадии проработки и говорить о точных параметрах рано, отмечает Ванеев. «Производственная цепочка будет выстроена аналогично ростовскому проекту — с площадками выращивания птицы и мясопереработкой. Ориентировочная мощность — 30 тыс. т мяса пекинской утки в год», — уточняет он.

Инвестировать сложно


Громкие декларации звучат каждый год, но далеко не все идеи и намерения инвесторов воплощаются в жизнь. Так будет и сейчас, считает Морев. В частности, у него есть сомнения в успехе «Ин-Инвест Групп», которая хочет до 2025 года создать агротехнопарк «Саратовский», который объединит бройлерную и яичную птицефабрики, производство комбикормов и органо-минеральных удобрений, молочный комплекс с сыроварней, молкомбинат, фабрику детского молочного питания, мясной комплекс КРС, а также растениеводческий модуль. Заявленные инвестиции — 17,9 млрд руб. «Это еще один из многих проектов агротехнопарков: обширные планы в разных отраслях», — отмечает он.

Big Money для агропрома: инвесторы готовы вложить в крупные проекты $5,8 млрд

Также, по мнению Морева, низка вероятность запуска проекта «НьюБио», которая планирует до 2021 года построить в Волгоградской области завод по глубокой переработке кукурузы мощностью 133 тыс. т в год за 5,6 млрд руб. Подобные идеи пытались реализовать многие российские игроки, но пока безуспешно, отмечает эксперт. А вот проект «Юга Руси», планирующего построить комплекс по глубокой переработке сои и других масличных агрокультур в Приморье за 12 млрд руб., по словам Морева, выглядит перспективным. Правда, если аналогичный не запустит «Русагро», ранее заявлявшая о таких же намерениях.

Главным вопросом для всех инвесторов будет доступность финансовых ресурсов, обобщает Морев. В самой сложной ситуации окажутся проекты с долгими сроками реализации, так как на большом временном промежутке значительно усиливаются риски, особенно связанные с господдержкой и волатильностью валютных курсов.

Ванеев не видит улучшений инвестклимата. «Опишу типичную для предприятий АПК ситуацию на примере нашей компании. Проекты со сроком инвестирования свыше восьми лет не подпадают под государственную программу субсидирования, — рассказывает он. — Мы берем кредит на восемь лет, два года из которых только строим производства. Остается шесть лет — в России за такой срок не окупаются торговые центры, не то что производственные предприятия!». Для любого крупного инвестора работа в таких условиях крайне проблематична.

Похожий пример приводит Вадим Котенко. «Для развития производства говядины нужен большой рабочий капитал, поскольку технологический цикл от кормозаготовки до реализации готовой продукции длится 42 месяца, — рассказывает он. — На все это время необходимы оборотные средства, но если берешь субсидируемый краткосрочный кредит, то через год деньги нужно начать отдавать, а платить к этому времени еще нечем». Пока законодательство не изменится, а у участников рынка не будет возможности привлекать деньги и получать субсидии, новые большие проекты в отрасли маловероятны. Мало какие компании обладают ресурсами уровня «Мираторга», который может себе позволить финансировать один проект за счет другого.

В России достаточно сложный инвестиционный климат, сожалеет Барсукова. «Сельхозпроизводителям выгодно было бы кредитоваться при стоимости денег максимум в 7% годовых, — оценивает она. — Но таких ставок в принципе нет».

Инвестиции даже в перспективные направления интересны при наличии субсидий по кредитам, уверен Ковалев. Без них с нынешними банковскими ставками реализовывать проекты крайне сложно: крупный ритейл замедлял свои планы даже при финансировании под 12,5%, тогда как лидеры агрорынка могут рассчитывать на 13−15%, говорит эксперт. «Это дорогие деньги, тем более учитывая волатильность цен на сельхозпродукцию, — подчеркивает он. — Поэтому без господдержки жизнеспособность проектов невысока».

У «Русагро» нет проблем с привлечением финансирования — оно доступно почти в неограниченном объеме, а вот господдержки хотелось бы больше. «Но нас устраивает любой уровень, главное, чтобы все игроки были в одинаковых условиях», — добавляет Басов. У «Мираторга» тоже нет трудностей с привлечением заемных средств. Компания отмечает интерес банков к финансированию агропроектов. Но в этом году снова возникли сложности с субсидированием: по оборотным кредитам деньги приходят с очень существенной задержкой. «Это достаточно большая проблема, и есть опасения, что в ближайшее время она усугубится», — опасается Котенко.

Экспорт улучшит климат

У «Мираторга» было достаточно много рисков при реализации первого проекта по мясному КРС, все их удалось преодолеть, и сейчас в этом сегменте бизнеса компания, наоборот, видит не опасности, а новые возможности, в первую очередь связанные с экспортом продукции. Например, в этом году холдинг начал вывозить говядину в Белоруссию. «У нас большие планы, мы видим значительный потенциал этого направления. Поставки мяса в дальнее зарубежье еще не начались, они в стадии проработки, — уточняет Вадим Котенко. — Плюс, мы стали ощущать поддержку Минэкономразвития: ведомство делает определенные шаги для допуска нашей продукции на мировые рынки». Расширение экспортного потенциала российского агросектора могло бы благоприятно сказаться на инвестиционном климате, считает он, и здесь многое зависит от государства, поскольку зарубежные рынки до сих пор преимущественно закрыты для российской агропродукции с добавленной стоимостью. 

«Агросила Групп» тоже думает о перспективах экспорта, в частности, сейчас прорабатывается вопрос поставок халяльного мяса в ОАЭ. Однако, вероятнее всего, продажи за рубеж начнутся не раньше 2017 года: сначала компания должна нарастить объемы производства, поясняет Светлана Барсукова.

Планы на будущее

В перспективе двух-трех лет продолжатся сделки по продаже банками агроактивов, изъятых у заемщиков за долги. Для существующих игроков интересен сектор переработки и движение по стоимостной цепочке, рассуждает руководитель практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора КПМГ (KPMG) в России и СНГ Виталий Шеремет. «В среднесрочной перспективе мы ожидаем усиления конкуренции и, как следствие, инвестиций в процессы с высокой добавленной стоимостью, например отслеживание качества продукции от поля до прилавка, привлечение технологий для управления стоимостью производства и так далее», — комментирует он.

В новом году продолжится процесс консолидации агросектора и, в частности, земельных банков. Игроки продолжат расширение преимущественно за счет приобретения активов, однако компании, обладающие сильным административным ресурсом, будут вкладывать средства и в строительство новых объектов. «Следующий год продолжит тренд 2015-го по уходу с рынка слабых игроков и развитию импортозамещающих секторов, — считает Андрей Морев. — В перспективе трех-пяти лет можно ожидать изменений геополитики, что приведет к улучшению инвестклимата, а следовательно, всплеску активности в отрасли».

«Русагро» видит много возможностей для роста бизнеса и намерена наращивать инвестиции. «За пять лет планируем вложить около 100 млрд руб.», — делится Максим Басов. В дальнейших планах «Агросилы» не только рост птицеводческого сегмента бизнеса, но и расширение земельного банка примерно на 50 тыс. га в течение трех лет. «Также мы начали выращивать люпин, который может позволить нам заменить сою и продукты ее переработки в кормах, — рассказывает Светлана Барсукова. — Еще будем внедрять американскую технологию возделывания и хранения сахарной свеклы. Благодаря этому наш завод «Заинский сахар» сможет работать до весны следующего года после уборки урожая». В этом году холдинг начал строить технополис «Заман»: компании предстоит возвести мощности по хранению и переработке зерна, цех производства мяса КРС, а также заводы растительных масел и молочной продукции. Стоимость проекта оценивается в 4 млрд руб.

«Башкирская мясная компания» в перспективе планирует строительство бойни с мясопереработкой и создание собственного бренда. Также AVG Capital Partners намерен заняться экспансией проектов по масличным и зерновым агрокультурам, в том числе на мелиоративных землях, на Ближний и Дальний Восток, а также в азиатские страны. Кроме того, фонд будет вкладывать в модернизацию и оптимизацию существующих тепличных комбинатов, перечисляет Дмитрий Штейнсапир.

«Евродон» продолжит развивать альтернативное птицеводство. «У нас есть стратегия развития, рассчитанная примерно на 10 лет вперед. Безусловно, кризисные явления оказывают свое влияние и нам приходится вносить корректировки, однако основное направление работы остается неизменным, — делится Вадим Ванеев. — Как пример — поэтапный запуск, несмотря на непростые экономические условия, нового индейководческого комплекса в Ростовской области. Его «сердце» — мясоперерабатывающий завод мощностью 400 т в сутки — начнет работу уже в самое ближайшее время».

Статья опубликована в журнале«Агроинвестор» №12 (95) декабрь 2015 

Источник: agroinvestor.ru

Также в разделе:

Кокосовый "йогурт" Coco Velle от RUNWAY BRANDING...

Danone до конца года инвестирует более миллиарда рублей в самарский завод...

Ткачёв считает, что укрепление курса рубля плохо влияет на экспорт...

Нижегородская область: 112,5 тысяч тонн скота и птицы произвели сельхозорганизации в 2016 году...

В Минсельхозе рассказали, когда Крым сможет накормить всю Россию...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Правительство ограничило госзакупки некоторых иностранных продуктов
26 августа 2016, 12:26
Так, для госнужд нельзя будет закупать переработанную и консервированную рыбу, икру, различные виды мяса, крупы и многое другое Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление об ограничении на допуск к закупкам для государственных и муниципальных нужд отдельных видов иностранных...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы:
Горячее предложение